Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Categories:

Северный Цвет

Преамбула (как обычно не обязательная)

Однажды у nikitaeva в плейере оказалась песня «Северный цвет». На мои вопросы по песне ответила, что: а) очень нравится б) ничего не понимает. У меня в то время было аналогично, но внутри уже подрагивала радость предчувствия понимания.
И еще раньше, чем бросился сюда писать, я решил, что понял. Первую версию изложил одной акванутой особе. Она тоже не понимала, что для меня было открытием. Оказывается, поклонники "Аквариума" воспринимают группу весьма иррационально. А я не поклонник, у меня лишь с десяток-другой любимых песен, и со всеми я к настоящему дню разобрался.

Летом 2009 года мы с avsizov шли по Большому Заяцкому острову, я нагибался пощипывать воронику и хвастался, что понимаю песню про Воронику на крыльце. Потом хвастался на Кругах. Нигде не пояснял. А в сентябре 2009 в Справочнике Северова появилось объяснение Еремина. В нем интерпретировался весь альбом, но «Северный цвет» — особенно, как ключ ко всему. Его объяснение хорошее, и, наверное, лучше, чем мое, я даже буду им пользоваться, но в нем — словесность гуманитариев и очень много букв. Впрочем, я тоже не смогу выразиться кратко.

В этом году не произошло ничего, что могло бы подвигнуть меня к желанию написать про «Северный цвет». Разве что в это лето, опять наевшись вороникой, я узнал, что она — ягода целебная, очищающая, а также то, что на некоторых солнечных сопках на 69 широте вызревают ее ягоды огромные и вкусные. Однако сейчас чувствую необходимость зафиксировать разбор.
Дети могут не выходить, но и взрослым никаких скидок не будет.

Вороника на крыльце.
В доме спит зверь, в доме ждет ангел.
В доме далеко до утра.
Вороника на крыльце, она по ту сторону стекла.
И я бы открыл ей,
если бы я знал, где здесь дверь...

Список кораблей
никто не прочтет до конца; кому это нужно,
увидеть там свои имена?
Мы шли туда, где стена, туда, где должна быть стена,
Но там только утро
и тени твоего лица.

Оторвись от земли, Северный цвет.
Ты знаешь, как должно быть в конце.

Отпои меня нежностью
своей подвенечной земли.
Я не вижу причин, чтобы быть осторожным -
в доме зверь, Вороника на крыльце.

Если Ты хочешь, то земля станет мертвой;
Если Ты хочешь — камни воспоют Тебе славу;
Если Ты хочешь — сними
Эту накипь с моего сердца.

Оторвись от земли, Северный цвет;
Ты знаешь, как должно быть в конце;
Отпои меня нежностью
своей подвенечной земли.
Я не вижу причин, чтобы быть осторожным —
в доме зверь, Вороника на крыльце.

Ключ к северу лежит там, где никто не ищет.
Ключ к северу ждет между биениями сердца.
Я знаю, отчего ты не можешь заснуть ночью —
мы с тобой одной крови.
Мы с тобой одной крови.

Толкование
Для того, чтобы понимать песню, сначала нужно было установить место и время действия, хотя бы по отношению к лирическому герою.
Тут нам кардинально помогает «список кораблей». В нем нет никакой особой зашифрованности: имеется ввиду список греческих кораблей, ушедших походом на Трою — из «Илиады».

[Я как-то загрузил его, стал читать, не дочитал до конца... ну как и все в общем-то, кроме героя рассказа Пелевина, который его все же дочитывал. А Мандельштам в своем стихотворении писал, что прочитал этот список до середины].

Важно, что это список кораблей, на которых отплывали те, кто большей частью не вернулся назад. И песня делает прозрачный намек на переход от списка кораблей к списку погибших.

Список кораблей
никто не прочтет до конца; кому это нужно,
увидеть там свои имена?

То есть мы уже в втором куплете уведомлены, что лирический герой песни умер.
Для тех, кто намек не понял, далее то же самое объясняется без аллюзий:

Мы шли туда, где стена, туда, где должна быть стена, но там только утро...

Понятно, что всё выглядит именно таким образом для: а) бесплотных б) только что умерших, и еще не освоившихся в новом качестве в) идущих в сторону света, а не тьмы.
Но мы разбираем песню очень многомерную, насыщенную символами и смыслами. И другое, но не противоречащее предыдущему понимание этих строк: стена — это то, что стояло между Богом и человеком, пока он был в физической теле, а теперь он хоть и не видит самого Бога, но уже видит тени Его лица, предвкушая встречу.

В принципе первые минуты послесмертья как время действия — главный ключ. Далее становится легче.

Чтобы облегчить себе расшифровку, вычленим из текста одну рок-цитату как украшение, добавляющее не очень много смысла.

Есть песня Карлоса Сантаны, в которой он переиначил поговорку про беса и ангела за правым и левым плечом:

Причина — монстр, живущий под моею кроватью,
шептание в моем ухе.
Есть ангел с рукой на моей голове,
он говорит, что нет ничего такого, чего бы стоило опасаться.
(Santana, «Put Your Lights On»)

Эта цитата в вольном переводе Гребенщикова как раз и будет строками:

Я не вижу причин, чтобы быть осторожным.
В доме зверь, Вороника на крыльце.

Смотрите, Вороника здесь как бы заменила ангела. Ну это не прямая подсказка, а просто намек, что Вороника — это что-то возвышенное, отличное от зверя.

При этом вороника — сугубо северная ягода, получившая название из-за своего вороного цвета. Стало быть Вороника = Северный Цвет. Это вроде бы все понимают. Я сверял мнение с парой человек. Никто не возразил.
Но:
Вороника на крыльце, она по ту сторону стекла.
И я бы открыл ей,
если бы я знал, где здесь дверь...

Стало быть, даже для умершего человека, душа которого не имеет физических ограничений на перемещения в пространстве, есть закавыка в том, что встретиться с Вороникой. И это можно понять. Ад в душе запирается изнутри, а Бог говорил о себе через святителей, что, дескать, я стою и стучу, надеюсь, что мне откроют. Это уже намек на то, что Вороника — какое-то указание на путь к Богу или на самого Бога (не корректно сказать, что одно из его имен, потому что само имя Божие есть сила).

Тут стоит пояснить тот куплет, где молитва не маскируется в поэзии, а звучит прямо, не прячась за размер.

Если Ты хочешь, то земля станет мертвой;
Если Ты хочешь — камни воспоют Тебе славу;
Если Ты хочешь — сними
эту накипь с моего сердца.

«Земля станет мертвой» — образ для кого-то (например, для меня) апокалипсический, для кого-то ветхозаветный. Ну просто Апокалипсис я читаю постоянно, а Ветхий Завет не изучал. Эрудированный Еремин тут ссылается на Софония: «Всё истреблю с лица Земли, говорит Господь: истреблю людей и скот, истреблю птиц небесных и рыб морских, и соблазны вместе с нечестивыми; истреблю людей с лица Земли, говорит Господь» (Соф. 1:2-3).
Не думаю, что надо уточнять толкование этой строки.

Вторая строка — «Если ты хочешь — камни воспоют Тебе славу» — очевидно взята из Евангелия (Лк. 19:37-40), где описывается вход Христа в Иерусалим, когда множество учеников радостно славило Его как Мессию, именуя Царем, но некоторые фарисеи советовали: «Учитель! Запрети ученикам Твоим». «Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопят».

Третья-четвертая строчки тоже отсылают к библейским цитатам: «И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня очистить» (Мф.8:2); «Горе котлу, в котором есть накипь, и с которого накипь его не сходит!» (Иез. 24:6). Накипь здесь — это мерзость, нечистота, грехи жителей Иерусалима, отошедших от заповедей Божиих.

Насчет «подвенечной земли». В христианстве есть символы: Он — Жених, Церковь — брак. Подробности смотрите сами.
Напоить нежностью «подвенечной земли» — значит напоить водой жизни, так как сердце лирического героя выкипело, покрылось накипью.

Однако все сказанное не отменяет вопроса о ключевом образе песни — Вороники-Северного Цвета.

[Сначала я думал, что Вороника — это такая же, как и лирической герой, свежеумершая особа, с которой они вместе хотят оторваться от земли, познать, что теперь их души могут летать. Меня сбило с толку пожелание «оторвись от земли».
Потом пришел к объяснению,что Бог — Северный Цвет, Северный Цвет — Вороника, Вороника — Бог, хотя и не тождества, но смысловые связи между разными обращениями к Триединому Богу. Однако затем пришел комментарий, который в итоге и позволили всё расставить по своим местам].

Можете, пока по этой ссылке не переходить, я кратко поясню, что там обращают мое внимание на то, что Вороника, чье латинское название рода Empetrum происходит от греческих слов en «на» и petros «камень» (что связано с местообитанием растения) — зашифрованное имя Святого Петра, который, встречает некоторых из умерших на пороге Рая — привычный, кстати, образ для многих стихов, песен и даже анекдотов.

Однако крепись, мой читатель, это не последнее объяснение. Возможно же и такое толкование, какое было, наверное, не ведомо и самому автору? Очевидно, что Гребенщиков увидел в научном названии Вороники намек на фразу (Мф. 16:18): Ты - Пётр (камень), и на этом камне (скале) Я создам Церковь Мою. Но заострим ее смысл обращением к оригиналу: «Ты — Петр (Πετρος, м.р.), и на сем камне (πετρα, ж.р. — каменной глыбе — истине о божественности Иисуса) Я создам Церковь Мою». То есть русский перевод сбивает мужским родом слова «камень». А на самом деле там слово женского рода: скала, глыба, основа, плита, истина, вороника!

Подводя итог толкований Мф. 16:18 отцами Церкви и знатоками творчества БГ, можно заключить следующее: апостол Петр (Petroz) и камень (petra), на котором Христос основал Свою Церковь, есть два разных явления. Толкование Златоуста в том, что петра — божественность Иисуса Христа и (в контексте произнесения фразы Иисуса) уверенность в ней Петра.

А еще почему Север? Северный цвет? Есть такое понятие как сакральная география.
Восточнее всякого земного Востока находится рай небесный. Оттуда пришел Христос. Там только утро. Туда идет лирический герой песни.
С Запада, вероятно, придет Антихрист.
Про Север у святых отцов ничего не говорится, но в противопоставлении Севера и Юга стремление к духовности (вверх по широтам) в моих глазах олицетворяет Север.
Кстати, у древних египтян местом упокоения душ праведников считалась звезда Алнитак — нижняя звезда пояса Ориона. На Землю Алнитак проецируется на Кузовские острова в Белом море.
Вот как выглядят Кузова на закате, чем не рай земной (фото не мое, я там тоже был, но отплыл раньше, чем наступила такая красота):

Кузова на закате

Строку «ключ к Северу лежит там, где никто не ищет», девиз любимого сообщества russkij_sever, я понимал в первой версии (той, я что рассказывал акванутой особе) примерно также как строку из более ранней песни: «северный ветер — мой друг». Помните, еще в середине восьмидесятых «Аквариум» выпускает песню про северный ветер, который стучится «ко мне»? В той песне кроме всего, что положено было прочитывать в рамках спектакля, для которого эта песня написана, прочитывается и «страна за северным ветром (бореем)», Гиперборея, самое вероятное местонахождение которой — Вологодчина, Карелия, Архангельская область и Кольский полуостров. Гиперборея — родина нашего языка, наших сказок, «загадочной русской души». Звезда Аделаида (также как моя Лиза-звезда), возникла из женского имени. Аделаида — древнегерманское имя, которое в настоящее время используется в основном в своей уменьшительной форме Алиса. Звезда Аделаида — дополнительное нордическое указание, наподобие Полярной звезды, под которой стояла священная гора гиперборейцев — Меру.

Гребенщиков (рожденный в северном городе, чье происхождение связано с идеей-Гипербореей лишь косвенно, через Петра) по поводу севера, скорее всего, чувствовал не что-то особенное, а то же, что и мы. «Генетическая память народа» будет здесь подходящей подсказкой... Как родовую память я воспринимал и строку «мы с тобой одной крови». А по отношению к афористичной строке «ключ к Северу лежит там, где никто не ищет» я думал, что раз Гребенщиков все же выпустил альбом «Гиперборея» (1997), украшенный беломорским лабиринтом… так не намек ли это на то, что Беломорье и Кольский местами довольно густо лежат в мегалитах и лабиринтах. Дескать, вот же он ключ к Северу, а его никто не изучает, не ищет. (Уже после выхода песни «Северный цвет», кстати, стали активно изучать).

Но сейчас я переменил свое мнение. Исходя из логики всей песни, а не только последнего куплета, получается, что путь к Северу здесь равен пути к Богу, которого, как известно, следует искать в своем сердце (между его биениями). А «мы с тобой одной крови» — суть единение причастников и Христа через вкушение Его крови во время таинства евхаристии.

Вот такая сакральная география.

Послесловие

Фактически общая любовь к этой песне (посмотрите сколько раз ее публиковали во Вконтакте) возникает из жажды жизни более духовной. Но о ней обычно не принято говорить между людьми, это замечал в своем дневнике еще Иоанн Кронштадский, а сейчас-то уж и подавно. И вот тогда можно поговорить о ней тайно, в обход предубеждений-барьеров, возникающих на слова «смирение», «покаяние», «святое причастие», «Отче наш» (то есть на средоточия христианской жизни). Но при этом поговорить так, чтобы внутри понимать, о чем это, а объяснить не мочь.

[Подобный прием использовал во время своего миссионерства pr_daniil, но заходя как бы с другой стороны. Его метод был в том, чтобы давать неразбавленное слово Божье, так чтобы оно действовало уже не на уровне сознания, а на уровне более близком к сердцу, чем к мозгу. Но это уже была работа на результат. Потому что стоит только поговорить с человеком о своем мнении по тем же темам — милость, смирение, христианство, твой собеседник решит, что как он раньше жил, так можно и жить дальше. Вряд ли кто-то обратился после просмотра фильма «Остров», вряд ли кто-то обратился после прослушивания песни «Северный цвет». Для этого и нужно неразбавленное слово Божье. Но то, что «Северный цвет» сразу распознается на глубинном уровне как молитва, а на уровне сознания просто как песня в ряду других — это высокий класс].
Tags: музыка, смерть, философия
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments