Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Испанские memento. Могущественная Барселона.



Лиза. Ирина. Барселона

Лиза и Ирина решили провести летние каникулы в Барселоне. И пригласили с собой Андрея. Тот согласился при условии, что это не будет хождением по музеям. Встречи у мозаичной скульптуры ящерицы в парке Гуэль (Park Güell) было, конечно, не избежать. Однако в городе, где вот такое создание считают искусством, посещать музеи ему не хотелось, даже если это музеи эротики или шоколада.

Лиза и Ирина уже бывали в Барселоне, но этот могущественный город властно позвал их снова. Ирина сняла номер в уже знакомом хостале. Вообще путешествовать во второй раз им был довольно понятно. Но именно Андрей открыл Лизе и Ирине отличный вид с крыши Дома Азии (Casa Asia).

Дом Шпилей и Саграда Фамилия

Дом Шпилей (Casa de Les Punxes) и Собор Святого Семейства (Temple de La Sagrada Familia).
Сосчитай общее количество шпилей на фотографии.

Лиза и Ирина посетили Барселону год назад, и та их совершенно очаровала. Они даже определили этот город подходящим для себя. Им было уютно находиться среди архитектуры модерна, и некоторые образцы их завораживали настолько, что Ирина принималась фотографировать чуть ли не каждый встречный дом. Ей нравилось, что Барселона достаточно велика, но в то же время не настолько запружена людьми, как их родина. Она даже прикидывала, какова здешняя провседневная жизнь — работать, снимать жильё, покупать продукты по соседству, и пришла к выводу, что могла бы здесь жить.

Разумеется, Ирине хотелось поделиться очарованием города с близкими людьми, и в ход шли рассказы, фотографии и гостинцы. Когда же ей выпал шанс вернуться в Барселону, она решила совершить новое путешествие вместе с кем-нибудь еще - в надежде поделиться тем восторгом, который охватывал её в этом городе.

Желание навязать другому свою картину мира подчас играет с людьми злую шутку, и Ирина не стала исключением. Регулярная застройка, так умилявшая её, не вызвала у Андрея интереса, и в первый же вечер Лизе пришлось вести его в узкие улицы готического квартала (Barri Gòtic). К модерну он оставался равнодушен и более оценил прибрежную Барселонету, которая казалась Лизе и Ирине не самым удачным районом города.

Ну а в восторг Андрей пришел, когда взял в кафе около парка Гуэль бокал холодной орчаты. Пока он пил через трубочку свой напиток, на его лице проступало блаженное удивление. Так что уместно было вспомнить, что сто лет назад орчату называли просто "шуфа" (а по-испански "чуфа") — по названию земляного ореха, из которого делают это питье. По преданию человек, придумавший шуфу, попал в рай...

Однако, для всех них в этом путешествии Барселона стала воротами Испании, столь милыми женскому сердцу, и столь отличающимися от любимого Андреем Юга. Это обстоятельство примирило Лизу и Ирину с неудачей - в путешествии по многим городам компаньон важнее какой-либо местности: впечатление от каждой удваиваются, а воспоминания о самом путешествии пропитываются отношениями, которые сложились между попутчиками.

Волк маскируется на фоне бутылочного дерева

Маскировка рядом с бутылочным деревом.

Роль привратницы в исполнении Барселоны подошла всем. Заканчивая поездку, все они снова собрались в Барселоне на два дня. И провели это время не погружаясь в город, как свежеприбывшие туристы, а просто используя возможности для погружения друг в друга, которыми щедро делилась ласковая Барселона. Они ходили на пляж купаться, покупали креветок на рынке и разглядывали ночной город с высоты.

В финале был музыкальный "фонтан плача" на холме Монжуик (Montjuïc) — в удачное время, в удачный день и с удобных мест. Это действительно была кульминация. Но плакать никому не хотелось. Лиза и Ирина не чувствовали себя счастливыми в этот момент, им просто было спокойно. Властная Барселона, главная героиня их прошлого визита, располагалась перед ними, как огромная декорация, которую они сами наполняли упоением прощального вечера.

Волшебный фонтан

Каталония — не Испания

Местные знаменитости: художник Сальвадор Дали (кат. Salvador Felip Jacint Dalí Domènech), скульптор Жоан Миро (кат. Joan Miró i Ferrà), архитектор Антонио Гауди (кат. Antoni Gaudí i Cornet), певец Хосе Каррерас (кат. Josep Carreras i Coll), певичка Монсеррат Кабалье (кат. Maria de Montserrat Viviana Concepción Caballé i Folc), бард Жоан Мануэль Серрат (кат. Joan Manuel Serrat i Teresa), футболист, а ныне тренер Хосе (Пеп) Гвардиола (кат. Josep Guardiola i Sala).

Все они, понятное дело, не имеют никакого отношения к той Испании белых городов и кафе с цыганскими танцами, ради которой я обычно сажусь в самолет до Испании.

Из-за огромного количества туристов Барселона вынужденно отгружает им не только свое каталонское, но "настоящее испанское".

Так, в этом городе я видел целых две арены для боя быков — одну не действующую и одну действующую — "Монументаль". А еще недавно в Барселоне было три действующих арены для боя быков. Но как всё истинно испанское коррида вытесняется из Барселоны.

В еще больших количествах отгружается фламенко — для тех, кто приехал не танцевать по воскресеньям сардану. В городе есть улица Рамбла, где ходят иностранцы с общим глупым выражением лица, и толпятся вокруг любого, кто им что-то показывает. Наверное, палец покажи — тоже остановятся поглазеть. Для них прямо на Рамбле открыто таблао "Кордовес", где по тройной по сравнению с Севильей цене трижды за вечер дают фламенко (опасайтесь подделок! — подробнее здесь).

Я думаю, что все чисто испанское в Барселоне — это макеты, как Испанская деревня на холме. К счастью, всё кроме продуктов: торговцы сделали так, чтобы выдающиеся продукты Испании были представлены в Барселоне в надлежащем качестве и разнообразии. И сразу по приезду в Барселону можно наслаждаться хамоном и чорисо.

Правильный принцип в жизни в этом городе победившего модернизма — быть разным, смотреть разное, слушать всякое. Город подходит для того, чтобы принимать всё. К примеру, видел как на набережной кубинцы играют сальсу. Они вполне вписывались в пейзаж. Были адекватны. Попробуй они проделать это на набережной Трианы — вряд ли бы покатило.

Барселона — не Москва

К нашему возвращении вышла статья "Чего нет и не будет в Москве" — о том, почему Москва — вовсе не тот город, который грезился многим в конце девяностых, почему Москва не похожа на европейские города. Можно повернуть ее и как вопрос: почему Москва — не Барселона?

Улица Москвы в Барселоне

Улица Москвы в Барселоне.

Я задавал себе этот вопрос еще там. Не про наличие велосипедных дорожек — это по всей Москве трудно организовать. Но например, урны в метро из прозрачного полиэтилена в Москве можно было бы устроить. Но Москва — не Барселона.

Один из моих знакомых, к мнению которого прислушиваюсь, считает, что дело тут в высоком уровне агрессии — явной и скрытой. Поэтому девушки не улыбаются, люди хамят и машины не пропускают пешеходов. Главных причин у этой агрессии две: ощущение небезопасности (что неудивительно при коррумпированной милиции, которая работает на себя) и ощущение того, что вот эту чашку кофе ты у жизни ты вырвал с боем. До тех пор, пока не исчезнут причины, порождающие эти два чувства, агрессия в Москве будет высокой и она будет напоминать не современную Барселону, а в лучшем случае Нью-Йорк восьмидесятых, как мы его знаем по фильмам и песням Лу Рида.

Вторая причина - чудовищная грязь. Какие уж тут туфли на босу ногу! Чтобы это изменилось, нужны законы и политическая воля по проведению их в жизнь. Запрет на плохие двигатели машин, ограничение строительства и прочее. Иными словами - все опять упирается во взяточничество и политику.

А наша Барселона — это Пермь: много современного искусства и велосипедные дорожки.

"Барса" больше, чем клуб

Во времена диктатуры Франко "Барса" была армией Каталонии. Футбол был единственной сферой, в которой можно было проявить каталонский национальный дух.
Каталонский флаг был запрещен, поэтому сине-гранатовый флаг Барселоны приобрел особое значение. Ее победы превращаются в национальные праздники с фейрверками.
Барса пустила прочные корни и в каталонском обществе. Некоторые члены клуба имеют постоянные места на стадионе.
В Барселоне — 68 музеев. Музей футбольного клуба "Барселоны" — второй по посещаемости в городе после музея Пикассо.

Поэзия с ногами

В этом путешествии я временно интересовался темами, которых и краем уха не слушал на родине. К примеру, по испанскому телевидению смотрел репортаж о прогулках по Москве представительницы Испании на Евровидении — ни разу не интересной Сорайи. Ну и интересовался испанским футболом, само собой.

За время нашего нахождения в Испании разыграли Кубок Короля, чемпионат страны и главенство в Лиге чемпионов. Все это выиграла "Барселона" (что в терминах испанских газет определяли как "triplete" и "glorioso"). В день матча в Лиге чемпионов мы оказались в долгой дороге в Барселону. Первый тайм посмотрели еще на автовокзале в Севилье, в автобусе узнали результат, в каком-то ночном городе (наверное, Эсихе) увидели первые фанатские гулянья... А в Барселоне мы оказались уже на следующий вечер, когда люди в футболках "Барсы" неспешно собирались на площади Каталонии. Остальное мы смотрели уже за ужином в хостале в прямом эфире двух каналов каталонского телевидения, которые с 19 до 21 часа не изменяли футбольной теме. Они дали оценку, что тогда 750 тыс. барселонцев приветствовали своих чемпионов, которые ехали в специальном открытом автобусе.

Заглянем в Википедию. Она говорит, что официальная численность населения города — примерно 1,6 млн. человек. То есть полгорода вышли на улицу из-за футбола!

Двери стадиона «Камп Ноу» открылись незадолго до 20 часов — вход был свободным для всех. Примерно за час до прибытия игроков двери закрылись — стадион не смог бы вместить больше никого. Говорят, что час-другой ожидания заполняли каталонские музыкальные группы. На конец церемонии оставили «дефиле трех трофеев» в руках игроков.

До этого в саму ночь победы футбольные хулиганы уже раздолбали в городе, что смогли, посражались с полицией. А на следующий день были усиленные наряды охраны, но никаких инцидентов. Полное благодушие и восторги. Даже скучно, что ты не можешь слиться с этими настроениями хотя бы немного.

Мы думали, что часть фанатов не пошла или не вместилась на стадион, и двинули на Рамблу. Но там уже не было ни одного барселонца (кроме живых скульптур). На Рамбле, как всегда, гуляли одни скучающие иностранцы... И в метро было свободно, как в обычную ночь.

Но Барселона хотя бы на экране телека опять показала нам свое могущество.

Примечание к названиям

Название поста - перевод фразы "Barcelona es poderosa" — последней строчки из песни "Барселона" малоизвестной барселонской же группы, состоящей из итальянцев.
Это песня звучит "через" весь фильм "Вики. Кристина. Барселона". Вот ее финал в моем переводе.
Y escribirte una cancion
Te quiero Barcelona

Ella tiene el poder
Ella tiene el poder

Barcelona es poderosa
Хочу писать тебе песни.
Хочу к тебе Барселона.

У нее есть власть!
У нее есть власть!

Барселона ты могуча.


"Вики. Кристина. Барселона — странный фильм: смотреть прикольно (мы трижды смотрели — и на компьютере, и в кинотеатре), но заканчивается вообще никак.
Так что вывод уместнее искать не заключительных фразах фильма, а в заключительных словах песни.

Название глав:

Catalunya no es Espanya — (кат.) лозунг каталонских националистов.

Barça es mes qu'un club — (кат.) неофициальный лозунг "Барсы".

Poesía con los pies (исп.) — название записи в блоге Хоакина Сабины, где перечислены на отдельных строках футболисты "Барселоны"-победительницы.
Tags: Испанские memento
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments