Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Письмо домой

Не осталось ничего из того, что было. Не отыскать прошлогоднего снега. Намедни кончились прошлогодние деньги. Нет обид. Корысть и похоть поймать трудней, чем чайные ароматы… Только домашний адрес, но там уже нет многих привычных вещей. Только гитара, но на ней новые звонкие струны. Только старые песни, но остались нужными лишь десяток-другой.

У монумента пограничникам в скверике рядом с Солянкой малолетки приводят себя в пограничное состояние сознания. А я уже за границей. Возврата не будет. Ничего не вернуть.
Весна жмурится утром солнышку. Самое популярное слово «окрашено». Для избавления от депрессий достаточно пройти пешком шестнадцать автобусных остановок.

Всё время кто-нибудь рядом, но никого — за левым плечом.
Получилось так, что я стал другим. Осталось обновить каждую свою клетку, чтобы прежнего меня больше не стало. И осознать это хотя б самому — не все из подруг поймут, что случилось.

Я знаю слово «прощай» на пяти языках, которых не знаю.
Tags: мой город
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments