Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Поэтический марафон в Булгаковском Доме

Алексей lojki_net Ефимов начал вечер с уместного вступления: "поэт он больше, чем прозаик, но меньше, чем баскетболист". А потом прочитал редко-исполняемое "языческое" стихотворение про "трещину в центре мироздания" :) Его испортило то, что куннилингус там был прямо назван в последних строфах. Я в ответ прочитал свое старое языческое стихотворение, но все время пока я его читал, он болтал с olga_sorokina - обладельницей фигуры Венеры Каллипигии - и не слышал, наверное, ни строки.

Алена akka_knebekaise Кирилина: "Знаешь ли, как набухают веки тяжестью слов, недоступных мне". Еще у нее было "какая любовь, если плечи спиралями вокруг позвоночника скручены похотью?".

У Евгения kunshtuk Мякишева поразило: "...за каждый слог, попавший в Лету, а не положенный под спуд..." - суть оправдания поэтическим чтениям.

Важных стихов было замечено лишь четыре (не считая собственных):

Молодой и прогрессивный поэт из Екатеринбурга Антон a_vasetskiy Васецкий прочитал стихотворение про восемнадцатилетних, с которым я очень солидарен, но все равно захотел написать на эту тему свое, своим языком. А пока его вот такое:

Мой формат – восемнадцать.
У них свой заплыв: они еще молоды.
Они не стремятся стрематься
и практически не чувствуют холода.

Восемнадцатилетние живут набело,
отмечая прошедшие дни каплями крови.
Они проверяют правила
на своем здоровье.

Они принципиально не используют резиновых изделий,
хотя искренно любят все, что связано с сексом,
демонстрируя тем самым способ достижения цели,
не запятнанный средством.


Восемнадцатилетние часто и много пьют,
редко и мало спят и совсем не боятся боли,
потому что она всегда около, здесь, рядом, тут,
стиль жизни, лучший антидепрессант и анаболик.

Восемнадцатилетние быстро взрослеют
и еще раньше умирают, переходя с серого сленга на черный мат.
Восемнадцатилетние лучше – они чище, честней и умнее.
Они живут один год. Они – мой формат.


Антон a_vasetskiy Васецкий, Livejournal

Он так моден, домен Livejournal,
этот полуживой журнал,
что любой человек бесспорно
хоть однажды его читал.
Мама тщательно моет окна,
Маша в кашу кладет грейпфрут...
эти строки уже не сдохнут
и, похоже, не заживут.

Мне не скоро надеть рубаху
с укороченным рукавом -
ощущенье тоски и страха
подкрепляется ноябрем.
Я не знаю, придут ли гости,
выставляя себя на стол.
И кусая губу от злости,
непременно хочу их сто.
Нам не будет темно и тесно
ни под катом, ни под замком.
В этой жизни для всех есть место
на livejournal точка com.

Еще запомнилось стихотворение Татьяны lugovskaya Луговской "Светлой памяти Федерико Гарсиа Лорки". Возможно оно бы ничего не проиграло, будучи выраженным прозой (с проблемой, как как различать поэзию и прозу мучался не только Журден), но все же:

Потом слагали баллады: дескать, гордо шёл на расстрел,
И звёзды тихо сияли из апельсиновой рощи...

Идти к тому времени он не мог, как бы того ни хотел.
Изнанка легенды, как водится, и дерьмовей, и проще.
Расстрельная команда, работавшая его,
Полагала правильным продлить развлеченье.
Его насиловали всю ночь. Все. Не упустив ничего.
Сознанье в некий момент перестаёт отзываться мученьям,
мир вспыхивает перед глазами - той апельсиновою звездой,
все звуки сходятся в точку - остры, пронзительны, тонки...
Его приводили в чувство, отливали водой.
Он был беспомощен - а вокруг стояли подонки.
Один из работавших позже записал в дневнике,
как было на самом деле, и как им весело было.

От них имён не останется - исчезнут в сером песке.
По безымянной сволочи - презрительная могила.
А вот легенды останутся. И книг желтеющие листы,
где жар стихов, торжество небесной сини, музыки, света...
И вот эта правда - ударом под дых: дёрнуться, выдохнуть не смочь, застыть -
И оплакивать великого поэта.
Великого, блядь, поэта!!!

Ну и наконец стихотворение-манифест одного старого и регрессивного поэта Юрия rakita Ракиты:

Поэты должны влюбляться в своем кругу.
Избитая мудрость быта тут не проходит –
Пойми, ты не сможешь – и я уже не смогу:
Другие – не мы, они же немые вроде,
И как бы слепые, и типа глухие – не слышат,
Не видят, не осязают Слово –
А мы по нему гуляем, словно по крыше
Лунатики, словно коты и призраки словно.
Дословно – поэты: по эту сторону сути,
По ту ли? – в поту и в ознобе, в самум, в потоп и в пургу –
Потом, потому одинокие:
шутко- и шатко и жутко реальные люди...
Поэты должны влюбляться в своем кругу!

Ну а в моем выступлении лучше всего приняли душераздирающий текст, написанный свободным стихом. Вероятно, надо иметь побольше таких стихов, потому что их легче читать, чем тексты классического стихосложения.

Андрей Травин читает свои стихи в Доме Булгакова
Tags: стихи
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments