November 18th, 2016

Огонь

Конфетная комната

Посетили месяц назад музей «КонфеКтная комната», московский филиал звенигородского Музея русского десерта, который специализируется на ролевой выпечке баранок, и устроен примерно также, как театры коломенской пастилы. Но Звенигород далеко, а вот его конфетный филиал теперь расположился в центре Москвы, у Никитских ворот.

«Конфект» прежде был словом мужского рода (к примеру, «конфект дамский»). Слово вошло в русский язык из итальянского. И означает «нечто произведенное».



Вообще во время экскурсии в «КонфеКтной комнате», мы узнали, что практически для всех сладостей в русском языке были свои слова, которые в последние века два-три вытеснялись иностранщиной. К примеру, «десерты» прежде назывались «заедки». Правда, удачно? Ведь «тяжелые» сладости не относятся к десертам. А, скажем, «цукаты» прежде назывались «сухим киевским вареньем» (и такое лакомство поставлялось дилижансами из Киева к царскому двору).

Collapse )

promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
Огонь

«Волшебная лампа Аладдина»

Драматический театр «Вернадского, 13» возник на базе одной из местных театральных студий еще советского времени, а в своем нынешнем виде и в этом здании работает уже в нашем веке. В ослепительном блеске соседнего «Театра на Юго-Западе» я долгое время его не замечал. Но осенью прошлого года в одном московских стрип-клубов мы коротали время за беседой с annataliya (поздравляю ее со вчерашним днем рожденья!) и она рекомендовала мне еще и «Вернадского, 13».

Ну в общем, впечатления об этом театре у всех сходятся. И конкретно о спектакле «Волшебная лампа Аладдина» — тоже. Во всех отзывах на OSD или Афише выделяется актерское мастерство джина. А как же? Он тут исполняет главную роль.

Если брать саму пьесу, то она специально адаптирована для детей старше пяти лет: все трудные и незнакомые слова убраны. Взгляните на интернет-страничку спектакля: слово «зиндан» там употреблено дважды. А вот из уст актеров ни разу не звучит, они говорят про «подвал» и «тюрьму». И так по всем сложным местам.

Фотографировать нельзя.
Пересаживаться на свободные места — только в антракте, так как в удаленный театр многие опаздывают к началу действия. Таким образом первое отделение мы смотрели из последнего ряда, а второе — из первого. Разница не критична: в общем-то театр маленький и возвышающие подушки для малышей предусмотрены.

Спектакль понравился. Каждый актер играет весьма акцентировано, не боится переигрывать. Для детей же стараются.