?

Log in

No account? Create an account

Дневник Волка

History

15th June 2009

6:57pm: Испанские memento. Херес-де-ла-Фронтера. Уездный город.
В уездном городе X. было так много питейных заведений, кружков любителей фламенко и конюшен, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы выпить хереса, попеть под гитару цыганских песен, прокатиться на лошадях и сразу же умереть.

Collapse )
10:54pm: Испанские memento. Кордова. Одна на свете.
Последнее плато перед Кордовой называлось у арабов горой Восхищения.
Мы въехали в город перед закатом по равнинной дороге и успели перед сном совершить только небольшую прогулку при свете фонарей — около моста (Puente Romano) и Башни минарета (Torre del Alminar). Ну и еще продегустировать традиционное блюдо Кордовы — телятину (ternera) с соусом из вина «Монтилья».
Восхищаться Кордовой мы стали с утра следующего дня и уже не останавливались до отъезда…

Вечерняя Кордова

Самый эротичный момент в новелле Мериме «Кармен» — это описание кордовского обычая: как только солнце заходит за горизонт, звучит колокол, на берег Гвадалкивира приходят мыться женщины города, а мужчины на противоположной стороне реки напряженно вглядываются в темноту, ничего не в силах четко увидеть и лишь распаляют свое воображение. Вот видите, во все времена Кордова была городом грез.



Но ничего подобного с массовым купанием в Гвадалкивире не могло быть при арабах.
Представьте, в Европе средневековье, над всеми городами запах нечистот и фекалий, а в это время в Кордове только в одной из бань было 150 бассейнов разной температуры. Там курились ароматы, пели певцы, поэты приходил в баню почитать стихи.
В годы расцвета в Кордове было 600 мечетей и столько же минаретов. При дворе раз в месяц устраивались состязания поэтов…

«Кордову пророк допустил погибнуть потому, что она была соперницей рая», — говорили арабские поэты. Но что-то райское осталось в атмосфере города.

«Несмеющиеся уста хуже щели в стене», — говорили арабы. И мы улыбались тому, что видели. Маленькому мальчику с гитарным чехлом за спиной, которого вела мама за ручку. Кипарисам, словно молитвенно сложенные ладони стремящимся в высоту. Ящерице, что выползла на светящуюся вывеску, притянутая светом, как мотыльки. Даже мошкаре, способной жить только над водами Гвадалкивира, и не умеющей преодолевать сухость кварталов. И вообще — щемящей красоте утраченного земного рая.


Collapse )
Powered by LiveJournal.com