November 8th, 2004

Огонь

Западная литература

dzenn: «…острота, драматизм и серьезность современной западной литературы, как ни странно, обеспечиваются отражением в текстах достаточно развитых представлений о реальных проблемах общества. Это только русскому читателю порой может казаться, будто любимые им книжки представляют собой „чистое искусство“. Социален даже Гарри Поттер (где герой из обывательски-потребительского мира попадает в магический, который можно воспринимать как аналог „богатой душевной жизни“). Но русский писатель (он же активный читатель западной литературы) полагает, что создавать Большие Тексты можно, не задумываясь о том, что происходит вокруг — просто по велению сердца. Получается, естественно, туфта. Или не совсем туфта, а некое откровение для очень узкого круга людей (друзей). А все потому, что сердца писателей слишком малы и способны работать только локально. Понятно, что любое расширение за собственные границы начинается с мысли, что надо бы эти границы расширить. С мысли, что надо бы попрактиковаться в расширении. С понимания — опять же, с помощью мыслей — как это конкретно делать — расширяться. Например, пойти и посострадать кому-нибудь чужому. Человеку, городу, стране, миру. И потом уже — получив некий трансцендентный опыт — об этом писать. Но, поскольку наш писатель думать не хочет в принципе, ему в голову не приходит, что следует что-то сначала сделать с собой. Мелкие личности — мелкие тексты (под мелкостью я понимаю озабоченность исключительно собой и тем, что творится в пределах непосредственной видимости)».

Не мог пройти мимо этой цитаты, потому что я сегодня дочитал первую в жизни книжку Милана Кундеры.

Это писатель из Чехии. Я там не был и не хотел, так как со стороны эта страна не кажется живой землей.

В Праге освободителю Чехии от фашистов, генералиссимусу Сталину памятник снесли, зато чехи чтут премьера Черчилля.
Вот Чехословакия, которая сейчас кичится членством в ЕС и НАТО, чванится своей европейскостью, традициями, архитектурой, бархатными революциями и разводами. Так ли это все там бархатно?
Чехословакия — продукт Версальской системы. Шла Великая война. О том, что независимость Чехии даст Россия было договорено заранее. Но Россия вывалилась из доли. Поэтому незалежність сварганила на коленках Британия. Как? Проще некуда! Четверной Союз (Mittelmächte) с треском сливал войну. За секунду назначили эмигранта и политического коммивояжера Томаша Масарика директором Галактики. Из таких же эмигрантов набрали Временное правительство, добили количество депутатами от Чехии в Австрийском парламенте. Чехия первая объявила независимость, положив начало распаду Империи. А зря. Австро-Венгрия была прообразом ЕС и чехи (как и русины) жили там в шоколаде. Но у Австро-Венгрии никто и ничего не спрашивал, победитель в войне всегда прав, поэтому мировое сообщество приняло тезис Масарика об особой, чехословацкой нации. Не надолго.
В 1938 году путем дипломатической торговли Запада с Германией, последней отдали Судеты, населенные немцами. Через год Гитлер вызвал президента Гаху в Берлин, предложил протекторат Германии и независимость Словакии. Гаха не возражал.
Всю войну чехи давали Вермахту броню и боеприпасы. Жили тихо. Гейдриха НЕ убивали. Это сделали британские диверсанты. Восстание в Праге в 1945 году, 5 апреля (!) НЕ поднимали. С немецким гарнизоном четыре дня бились русские из Первой Пехотной дивизии РОА, во главе с генерал-майором Буянченко. Чешские руководители восстания, агенты Великобритании из комитета «Бартош» предали РОА, потребовав от нее удалиться из Праги, дабы не гневить Сталина. Потом чехи сдавали бойцов РОА СМЕРШУ. (Я не сочувствую РОА. Это характеристика чехам!). Также чехи НЕ освобождали Прагу. Это сделал генерал-майор, Иван Зиберов (Первый Украинский Фронт, командующий маршал Конев).

При СССР чехословаки жили прекрасно, пока был жив СССР. Пражская весна 1968 года, инспирированная агентами США и Великобритании, была чем-то похожим на освобождение Праги. Но чехи не имели РОА, а сами оружие в руки (как венгры) брать зассали.

После распада СССР распалась и Чехословакия. Чехословаки растворились в исторических архивах, остались чехи. Остался и туристический обрубок — Чехия. Туда входит Богемия, Моравия, Судеты и часть немецкой Силезии. Турист ездит в Прагу наслаждаться средневековыми древностями, немецкой архитектурой, чешско-немецким пивом, австрийским курортом Карлсбад и украинскими проститутками.

А надо читать Кундеру (поскольку Гашека, я думаю, все уже в детстве читали). Правда, Кундера в Пражской весне был не на стороне СССР. Но это не умаляет...
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
морда

...черного чая в ступе

Те, кто читают мой дневник, знают, что меня не удивить чаем в форме личжи и прочими элитными изысками. Поэтому, может быть, на пару человек произведет впечатление, что от шу пуэра Hong TuoCha я просто офигел. И фраза «изумительный чай Юньнань Сягуань Точа» — тот редкий случай, когда реклама не врет. Продается в обычных магазинах под безликим названием «Мини-Точа», стоит в пределах разумного — порядка 130 рублей за пачку. Выдерживает три заварки в большой гайване (250–300 мл), в которую кладется одна прессованная таблетка черного чая в виде чашки-ступы. С этими тремя заварками я сгрыз две конфетки «Каракум», чтобы хоть что-то противопоставить оглушительному вкусу настоя.

P.S. Сягуаньская чайная фабрика с недавних пор получила название: Корпорация Юньнань Сягуань Точа.
Огонь

Невыносимая легкость бытия

Продолжая от цитаты dzenn... Кундера - мудрец. Он укрепил меня в мысли, что мудрецы тоже могут писать художественную литературу, хотя обычно мудрецы, начиная с Сократа, вообще ничего не записывают. Кундера - мудрец, потому что на события и страсти смотрит, как на приливы и отливы моря, привычные и не новые, просто одним абзацем давая определения ситуации и мест персонажей. Классно. Меня вот тоже не интересуют жизненные подробности, которыми так любят наполнять объемы романов классические писатели.

Collapse )