October 8th, 2004

Огонь

Совпадающий пост

tikkey: "Как-то особенно остро ощущаю самоизмену при попадании в книжные магазины. Это типа как замечаешь, что слегка поправилась, только когда любимое пончо больше не налазит.  Поняла, что книжки в рыжих обложках фатально раздражают, причем не цветом, а черными буковками. Книжка, на которой написано, что она офигенно шокирует, и вы ее непременно купите, т.к. она образчик настоящего антиискусства, дерзкий вызов и блистательный эпатаж, отправляется спать вкупе с автором, переводчиком, редактором. Книга, в которой любовно и мучительно препарируется какой-нибудь, извините, задрот, у которого ТАААКИЕ проблемы, и никто его не любит и не понимает, у него нет часов и смысла жизни, но есть кроссовки и мячик, вызывает томительное недоумение: а что, нельзя без задрота? Страдания сексменьшинств с потоками слез и спермы тоже как-то не прельщают".
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
Огонь

Почти никогда не цитирую Плющева, а вот сегодня...

plushev: "Иногда в результате неполадок остановки в метро объявляет не записанный голос, а живой машинист. Когда такая же фигня случается в автобусах, попадаются отдельные артистичные натуры, которые пытаются объявить красиво, некоторые даже пытаются шутить. В метро же - никогда. Очень зажатые люди. Буркнут поскорее, что-нибудь типа: "Следщлесеевская" норовя отключить микрофон еще до того, как произнесут последние звуки. Может быть, это потому что водители автобусов ездят поодиночке и им не хватает общения, а машинисты - парами, вполне удовлетворяясь друг другом?".