January 28th, 2004

promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
Огонь

Волк-пограничник

На границе
Вот это фотография - подходящая. Не только в том смысле, что я, дескать, поклонник такой тонкой черноволосой красоты. А в том, что этот ракурс, когда женщина неустойчива и почти падает в руки, как спелый плод... но при этом "нельзя скушать"... очевидная метафора моей нынешней жизни. В тех случаях, когда я буду фотографировать женщин, я постараюсь ее воспроизводить. Ведь это не сознательно выбранный художественный стиль, это уже стиль, данный мне в ощущениях.

Среди мужчин, которые могут найти себе девушку в любом баре, и теми парнями, что вынуждены довольствоваться чтением книжек, я, так сказать, элемент переходный. То есть всю жизнь я окружен обществом прекрасных женщин, большинство из которых меня не хотят. Конечно, тех девушек, что меня все ж захотели, не пересчитать по пальцам. И даже если их брать еще и на ногах - тоже :) Но это лишь потому, что свое совершеннолетие я отметил весьма давно. А так... большинство из тех, что рядом, меня не хотят... даже те, что целуют меня на прощание в губы... даже те, кто без всякого повода заявляют, что я хороший.

Я знаю, что тексты этого дневника кажутся очень холодными... Холодными, как остывший кофе... Хотя они всего лишь прохладны, как воздух в ночном дозоре... Когда и без кофе уже не уснуть.

Да и как же могло быть иначе, если я целыми днями нахожусь на границе человеческих отношений, где слова не терпят выкриков, а слог упруг, как походка. Где горячность прячется внутрь, чувства - как сжатая пружина, а зрение и слух обострены... Тонкая грань дарит острые ощущения. Тело может бросать в жар или оно может покрываться гусиной кожей... Волк на границе, где самое место собакам, чувствует себя особо. От близости человека, да еще женщины, шерсть встает дыбом. Но вот ум... он должен в этом случае оставаться холодным, как мои тексты. Ведь граница всегда полна неожиданностей. Граница, к которой я привык. Граница, привыкнуть к которой все равно невозможно.

Снежные горы - моя самая неизменная любовь - это по сути граница между землей и небом. Мне повезло увидеть в синем солнечном небе и острую призму Казбека, и покатые горбы Эльбруса, и воспетые Визбором Домбай и Софруджю... Но точнее всего горы были воспеты Владимиром Капгером: "Кавказ твой контур затуманенный прописан в памяти моей". Точнее не скажешь, ни про горы, ни про границы человеческих отношений. Границы чаще всего размыты и зыбки, особенно для тех, кто наблюдает за ними издалека...

Довольно давно в моей жизни случился показательный эпизод. Однажды моя партнерша по теннису потянула ногу аккурат в том месте, где она крепится к попке. Судя по тем советам, которые без малейшего желания спошлить давали мне мужики, пока я шел к раздевалке, они все лето пребывали в полной уверенности, что моя партнерша - это моя девушка, и после корта я дотащу ее до постели, скажу раздеться, лечь на живот, и начну экстренно исцелять... Да, вот так, наверное, выглядит моя жизнь со стороны.

Из-за чего вдруг такой поток сознания? Не из-за этой же фотографии, в самом деле. Впрочем, наверняка это из-за моих планов на ближайшие выходные. После трехлетнего перерыва я возобновляю занятия боди-артом, после восьмимесячного перерыва занятие массажем горячих девичьих тел. Похоже, мне мало дразнящей атмосферы моей жизни, а я и сам готов себя подразнить. На границе, к которой я привык. На границе, привыкнуть к которой невозможно.