March 30th, 2003

Огонь

Mission в переводе с португальского

 O ALQUIMISTA В свое время skuzn пересказал историю, почерпнутую с кислотного сайта, про активиста-шестидесятника Эбба Хоффмана. В семидесятые Хоффман ушел в бега, после того как неосмотрительно попытался продать кокаин переодетому федеральному агенту, сменил имя и фамилию и поселился в маленьком городке на берегу какого-то канала. Но стоило ему там обжиться, как выяснилось, что какая-то компания хочет расширить канал для большей судоходности. Под угрозой оказался полюбившийся Хоффману пейзаж, а также немереное число животных и птиц, ареал обитания которых был бы разрушен. Местные жители стали протестовать, и Хоффман, не в силах противиться судьбе, к ним присоединился. Напомним, что он был одним из крупнейших организаторов политических и контркультурных кампаний в шестидесятые, - и в результате защитники канала развернулись с такой силой, что пресса со всех Штатов рванула их снимать и интервьюировать. Кто-то узнал Хоффмана, и у него, разумеется, начались неприятности - в конце концов, ему пришлось под руку со своим адвокатом идти сдаваться в полицию.

История эта очевидно намекает на то, что никому не пожелаешь менять свое предназначение и что жизнь очень трудно переменить - всегда есть соблазн применить полученные ранее навыки. Когда я попытался переменить свое предназначение ученого, к которому готовил себя лет с 13 лет, я стал торговать POS-системами для супермаркетов. В первый раз посмотрел я на только что пришедший тайваньский товар, полистал документацию и решил, что надо оживить витрину. В полчаса на классическом Си я написал программу, которая выводила всякие завлекательные надписи на светодиодные индикаторы кассы, выдвигала ящик для денег и т.п. Почти от каждого моего поступка в те месяцы окружающие балдели. Не потому что они были чудо хороши, а просто никому до меня и в голову не приходило даже ставить такие задачи...

Странная любовь достаточно взрослых людей к "Алхимику", объяснима. Многие до прочтения Пауло Коэльо вообще не задумывались о том, что скрывается за триадой предназначение-видение-цели. Предельно примитивный язык, сказочный стиль... то что людям надо, даже если у них в "голове вино и ветер", как поет Макаревич. Но я не усмотрел в книге ни грана нового по сравнению даже с известной лекцией Ефима Островского "О предназначении", не говоря о жизненном опыте в целом. Хотя казалось бы почти каждый человек хватил поучительной горечи в какой-то момент ("вот и стелется снова дорога и не стелется жизнь", - писал я в песенке начала девяностых в момент потери предназначения)...

Пауло Коэльо - хороший пиарщик. Но с "Алхимиком" вообще странная история - только дополнительный тираж книги 200 тысяч экз. Сколько же тогда был основной? Таким тиражом сейчас в России обычно не печатают книги с таким слабо выраженным action. Книги, которые не побуждают узнать, а что дальше... "Дьявола и синьориту Прим" я читал больше месяца, "Алхимика" - больше недели, "Веронику решила умереть"- всего два дня. Но "Пятую гору" я имею шанс не дочитать вообще.

Но все же переводчик порадовал - ни разу не упомянул модное "сколотое" слово "миссия", а только "предназначение", потому что о высоких смыслах не удобно говорить на чужих языках.
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…