?

Log in

No account? Create an account

Дневник Волка

History

14th June 2002

10:16am: Кровожадность дизайнеров
В средние века за такой логотип дизайнеру выкололи бы глаза, отрубили обе руки, подожгли на костре, расстреляли из пушки, отдали на съедение львам, после чего вместе с компьютером посадили бы в яму с ядовитыми змеями, - пишет bolotov.

Если бы моя жена во время свадебного банкета сказала мне, что "у женщин свои секреты" и добавила в оливье "Кальве", я бы застрелил ее из дробовика, - пишет tema.

ВОЛКИ они, одно слово - ВОЛКИ!
11:01am: Испанские memento. Таблао фламенко I.
По всей Испании есть кафе (таблао), где танцуют андалусское фламенко в исполнении профессионалов. Однако их сравнительно мало: тех, что работают не только в туристский сезон, имеется всего около дюжины по всем крупным городам Испании. Их число даже меньше, чем количество испанских интернет-кафе. Цены за вход в таблао - от 20 евро и выше. Такие кабаки рассчитаны на туристов-иностранцев, которые видят подобные представления чуть ли не впервые в жизни. Из-за этой специфики в них работают сравнительно молодые танцовщицы и танцовщики, ибо туристы не понимают что лучшими исполнителями и танцев, и песен фламенко являются артисты за сорок. Здесь я бы провел аналогию с нашими частушками - лучшие их исполнители - толстозадые тетки за сорок лет. Но сами испанцы, впрочем, также смотрят и слушают фламенко, но делают это либо в театрах, где практически каждый месяц случаются выступления балета Кристина Ойос, балета Антонио Гадеса, выдающихся гитаристов, либо - в особо душевных местах, где они поют и танцуют для себя, а не для иностранцев. В Гранаде мне не удалось обнаружить таких мест - там конвейер обслуживания любителей фламенко представляет собой одну улицу с полудюжиной таблао на холме Сакраменто. А вот в Севилье и Малаге - удалось. Об этом - следующие записи.
12:02pm: Испанские memento. Таблао фламенко II.
В Севилье есть удивительное кафе фламенко на улице Левиес, 18, которое называется забавным словом Carboneria (что в переводе - "угольная лавка" или "угольный склад", короче, топливо для пламенного фламенко). Вид у него тоже впечатляющий. Войдя в узкую дверь попадаешь в первый огромный зал с потолком высотой метров пять. В нем происходят разнообразные выступления (по два артиста или по две группы за вечер). Единственное, что жанрово объединяет все выступления - это чтобы была гитара как главный музыкальный инструмент - я слышал там и испанских бардов, и электрическую группу, и джазовый гитарных дуэт, и трио, исполнявшее сложные аргентинские песни (не танго). Во втором огромном зале два очень неплохих академиста играют пьесы для классической гитары, да так что посетители пьют пиво под Таррегу и Альбениса. Третий зал - летний сад, где нет эстрады и можно уединиться с гитарой так, чтобы японские туристы сыграли фламенко местным гитаристам (в смысле: ну как, получается?). Собственно о фламенко напоминают еще огромная (метра три на четыре) афиша какого-то фестиваля фламенко в первом зале, да бармен, который в перерывах между выступлениями и отпусканием напитков от скуки наигрывает фламенко прямо за стойкой.
4:08pm: Испанские memento. Таблао фламенко III.
Это было в последний вечер в Малаге. Я пытался найти музей фламенко Хуана Брева и с некоторым трудом мне это удалось. Несмотря на то, что сиеста должна была уже кончиться (было около шести вечера) на крики Oiga! (Эй!) никто не отзывался. Зато поздним вечером (по моим, а не по испанским понятиям, то есть около 22-23 часов) я пришел туда и удивился. Было открыто. В коридоре было несколько человек, но билеты никто не спрашивал, дальше внутри меня встретило кафе из трех слабо разделенных залов, стены которого занимали рисованные (в цветной графике) портреты деятелей малагского фламенко. Сидели люди, пили красное вино, потом начали петь, потом принялись обсуждать какое-то будущее мероприятие. Я вышел в уличный коридор, потому что петь не хотелось, как и садиться за чужой стол. И вот тут мне повезло - прямо в коридоре я поучаствовал в вечеринке, где артисты фламенко танцуют и поют для себя - было двое зрителей, включая меня и трое участников (перкуссия, пение и танец) - именно так всухую, без гитары, но душевно донельзя.
5:37pm: Испанское memento. Счастье было так недолго.
Вот я и дождался, что Никитин написал: "Счастье невозможно. Точка". Я всегда от него этого и ожидал, что после первых записей, что после тысячной. Попробую кое-что конспективно объяснить для тех, кто случайно засунет взгляд в эту запись. Отвращение к банальностям не позволяло Никитину написать что-либо банальное типа "за все приходится платить". Он инвертировал это в тождественное утверждение "счастье невозможно". Да оно невозможно для тех, кому за все приходится платить и присуще тем, кто живет талантливо, ничего не платя, ведь у таланта энергия берется из воздуха в процессе решения задач и организм работает так, как он и был задуман. Никитин же напоминал мне отчасти Ницше, такая же агония сознания, только нет такого накала и, к счастью, нет такого печального итога. Однако дальнейших подробностей не будет, потому что уже самое время сказать, что кроме счастья есть еще кратковременное ощущение счастья, похожее на сладкий спазматический вздох, который возникает после обливания холодной водой. Именно его я и поймал после первых суток пребывания в Андалусии.

Вечером в день прилета я сразу уехал в Гранаду, а там сходу начал перестраиваться на ночной образ жизни (marcha). В результате перелета, переезда и марчи к вечеру у меня уже побаливала голова. Утром, которое я посвятил посещению Альгамбры, у меня побаливала печень - даже не от первого знакомства со средиземноморской кухней (я все-таки начинал это знакомство с диетических продуктов типа тортильи а ла эспаньоль), а просто от акклиматизации. А вот во второй половине дня 28 апреля 2002 года на смотровой площадке Мирадор я ощутил приступ острого счастья, продолжавшийся около часа. Все сложилось в один удачный момент - самый лучший из видов Альгамбры, снега Сьерры-Невады, душевная живая музыка одного уличного академического гитариста, щелканье продавщиц кастаньет, полная акклиматизация и прекрасное самочувствие. Короче, открылись какие-то внутренние шлюзы, где лет восемнадцать копилось ожидание Гранады, и спазматический сладкий фон растянулся надолго. Все это время я ничего конкретно не сделал кроме дюжины фотографий, которые должны были мне напомнить о том, как я был счастлив когда-то. На первой из них были запечатлены уличная табличка и стоящий под ней счастливец, чтобы не забыть о том, что это случилось на площади Святого Николая (сравни c sergeax).
Powered by LiveJournal.com