Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Category:

Канон чая в иллюстрациях

книга издательской компании Шанс

Оригинальный «Чайный канон» не сохранился. Мы знаем его по изданию XIII века, и к 1600-м годам он выдержал три десятка изданий. Для того времени — изумительная популярность.
В России «Чайный канон» был впервые издан на русском языке в 90-е годы XX века, в мягком переплете и без единой иллюстрации. Это издание принес на презентацию иллюстрированного «Канона» Сергей Андреев. Возможно это перевод сестры Бронислава Виногродского Вероники. Но доверять текстам этой семьи я бы не советовал, потому что они вольно напичканы эзотерикой, даже если ее в оригинале нет.

Не стоит ориентироваться и на работу литовского переводчика Бурбы Армандаса начала нулевых.
Первый приемлемый вариант на русском языке датируется 2006 годом создания и 2007 годом издания. Это перевод с китайского, введение и комментарии Александра Габуева и Юлии Дрейзис (ссылка ведет на отгрузку с моего Яндекс.Диска ознакомительного фрагмента в PDF-формате).

Практического смысла в этой книге никакого нет. Она про дух чаепития и про его историю.
Автор, Цю Цзипин, проиллюстрировал этапы производства, приготовления и питья чая, которые описал Лу Юй, пояснив трудные для понимания фрагменты. Там есть фотографии обнаруженной на раскопках чайной посуды различных эпох и собственные рисунки автора, в которых он реконструировал внешний вид утвари эпохи Лу Юя.
Есть и просто фрагменты для неутомительного чтения. Мой любимый из них — «Чай по характеру своему скромен...», который завершает шестую главу из Завершающего свитка.

Лу Юй считал: «Чай по своему характеру скромен, его не стоит заваривать в большом количестве». Его вкус, «полный драгоценной свежести и ароматной яркости» имеет свои пределы. Один котел должен быть рассчитан на три чашки, самое большее — на пять. Большой котел для чая не подходит. Чай пьют не для утоления жажды, а для того, чтобы спокойно насладиться его вкусом.
В книге Чжан Юаня «Записи о чае», созданной в эпоху Мин, говорится: «В чаепитии ценится малое количество гостей. Если гостей много, то становится шумно, а когда шумно, чаепитию не хватает изысканности. Если пьешь один, такое чаепитие можно назвать изумительным; если с гостем — превосходным; если втроем или вчетвером — приятным, впятером или вшестером — поверхностным; всемером или ввосьмером — ничтожным».
Кроме того, по традиции чайник для заваривания должен быть небольшим: в этом также воплотилась мысль Лу Юя о том, что «чай по своему характеру скромен».
Возьмите чайники из исинской глины: большего размера просто не выпускается.

На следующий день после презентации, на 17-летии чайной деятельности Виктора Енина,
я пришел первым, поэтому получил право выбрать первый чай. Выяснив, что в «Чайной высоте» не бывает габа-улунов, я заказал улун «Павильон постижения сути у Небесного пруда» (далее кратко именуемый Тьенчи). Он стал бы самым высокогорным чаем, который я пил (2580 м над уровнем моря по высотомеру Виктора). Сам Енин также, как и я — сторонник того, чтобы сразу начинать с лучших сортов. Но всё же он предложил мне пока выбрать что-то другое, а Тьенчи придержал до позднего вечера, так что заваривал его шестым по счету, предварительно спросив, есть ли у меня на него силы. Я ответил утвердительно, потому что первые пять чаев заходили предельно удачно. И тут примерно на второй пиале наступил небольшой кризис, спина взмокла, сердце не заболело, но как-то почувствовалось. Я бросился к рюкзаку, в котором у меня лежало несколько мытых фиников, съел их парочку, вообще быстро взял себя в руки, но из-за этой суеты нюансы чая, видимо, не сумел заценить. Вкус его показался подобным зеленому чаю, абсолютно без горечи, обволакивающий. Зато высотный рекорд состоялся...

На самой презентации книги тоже давали чай. Белый чай Байхао Иньчжэнь смололи в порошок и сварили с крупицами соли, примерно так, как делали во времена Лу Юя и вообще в эпоху Тан. Лу Юй отказался ото всех приправ, которые до него клали в чай, кроме соли. Когда наступала стадия кипения «рыбий глаз», Лу Юй клал соль, которая была нужна, чтобы подчеркнуть вкус чая, в напитке она не чувствовалась.
«Соль подобна благородному мужу — не посягает на вкус чая». А вообще соль убирает горечь.

Не Лу Юй дал форму нынешним чайным церемониям в московских клубах: чайные пары, вторая заварка на 4–5 секунд дольше первой и т.д. Однако именно он придумал метод варки чая и разработал классификацию стадий кипения воды…
К примеру, стук небесных барабанщиков — это такой треск там-тамов, который издает чайник, и знаменитый шум ветра в соснах. Чтобы услышать шум ветра в соснах, который издает вода, надо сначала услышать шум ветра в сосновом лесу. Это обязательное условие. Именно так поступал Баев, который в конце 90-х годов XX века адаптировал метод варки чая Лу Юя на нашей средней полосе. В 2001 году я впервые ознакомился с ним на практике на примере дикорастущего зеленого чая (Е Шен Люйча).
Варка чая происходит без бурлящего кипения.
Создается такая крутящаяся воронка, в которую всыпают чай, который при этом хорошо перемешивается.
В котел с водой погружаются деревянные щипцы и ими начинают вращать.
Однако после стольких слов я даже не приступал к изложению метода!
Мне варили этим методом чай шесть московских чайных клубов.
И базовая суть его лишь в том, что когда закипает вода, одна треть ее отливается в другой чайник. Потом засыпается чай в созданную воронку воды. И когда заварка поварится до такой степени, что готовится массово падать на дно, заливается та самая треть кипяченой воды, что дает возможность чаю еще повариться без кипячения. Всё! И это даже больше, чем нужно. Ведь можно взять горелку и тупо варить чай на малом огне, когда тот практически не кипит. Также, как делают куриный бульон!

Переводчица текста Франциска Сергеева учится в ИСАА МГУ (до этого, в 2007-м, «Чайный канон» также выходил в переводе, сделанном сотрудниками ИСАА МГУ), а восемь лет назад она работала чайным мастером в «Клубе чайной культуры». Тем не менее при переводе книги она открыла для себя много нового. К примеру, большим сюрпризом для нее стало, что чайные блины времен Лу Юя были 8 см в диаметре и не более 7 мм толщиной. То есть размером с большое печенье. Такой блинчик растирали на терке…

В период Мин основатель династии официально и документально закрепил простонародное чаепитие рассыпного чая как единственно правильное. И запретил плиточный чай времен династии Сун.

Под обложкой — не только Лу Юй, есть, к примеру, описание книжки XIII века «Рисунки чайной утвари со славословиями», в которой каждый рисунок сопровождает хвалебный текст. Каждому предмету даны имя и чиновничья должность, а славословия основаны на игре слов и отсылки к древним трактатам. Переводческий ребус, что и говорить.

В свое время я выдвигал претензии к оформлению книги «История чая и человека» того же издательства.
Ныне она вышла в виде третьего исправленного издания, так что я даже обзавелся его экземпляром (то первое издание, что я рецензировал, уже подарил).
И в этот раз издательство постаралось выпустить хорошо оформленную книгу. Так в восьмой главе Лу Юй описывает и ранжирует чайные районы, и в иллюстрациях они привязаны к современным крупным китайским городам.

Однако книга на любителя, в некоторых местах просто странная. Так что обойдусь без рекомендаций в обе стороны. Пока выпущен первый тираж 1500 экз.
У издательства я купил ее задорого (820₽), а самый бюджетный способ приобретения книги — в интернет-магазине магазина «Москва» самовывозом (573₽).

См. также Чайный квадрат (там, где о самом Лу Юе) плюс варка чая на фестивале.

Tags: чай
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment