Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Category:

Гении в античном смысле

Десять дней тому назад Боб Дилан, наконец, прочитал Нобелевскую лекцию по обязательствам за премию 2016-го года с формулировкой «за создание нового поэтического языка в великой американской песенной традиции». Ее оперативно перевел spintongues.
А я утащил себе один фрагмент в самом начале и заключительную цитату.

Если бы мне пришлось вернуться к самой заре, наверное, я вынужден был бы начать с Бадди Холли. Когда Бадди погиб, мне было лет восемнадцать, ему — двадцать два. Как только я его услышал — ощутил родство. Я почувствовал близость — так, словно он был моим старшим братом. Мне даже казалось, что я на него похож. Бадди играл ту музыку, какую я любил, — ту музыку, на которой я вырос: кантри-вестерн, рок-н-ролл и ритм-энд-блюз. Три отдельные пряди музыки, которые он сплел и сплавил в один жанр. Один вид. И Бадди писал песни — такие, у которых были красивые мелодии и изобретательные слова. И еще он здорово пел — далеко не единственным голосом. Он был архетипом. Всем, чем не был я сам и чем хотел быть. Видел я его всего один раз, и случилось это за несколько дней до того, как его не стало. Мне пришлось проехать сотню миль, чтобы увидеть, как он играет, я не разочаровался.

Он был могуч и энергичен, он властвовал всеми. Я стоял всего в шести футах от него. Он завораживал. Я наблюдал за его лицом, его руками, за тем, как он притопывал ногой, смотрел на его большие черные очки, на глаза за стеклами этих очков, на то, как он держит гитару, как стоит, на его аккуратный костюм. На все в нем. Выглядел он старше своих двадцати двух. Что-то в нем казалось непреходящим, и он наполнял меня убеждением. А потом неожиданно произошло самое жуткое. Он вдруг взглянул мне прямиком в глаза — и что-то передал. Я не знал, что. И у меня мурашки по коже побежали.

По-моему, через день-другой после этого рухнул его самолет. И кто-то — я этого человека раньше не видел — дал мне пластинку Ледбелли с песней «Хлопковые поля» на ней. И та пластинка сразу же и там же изменила мою жизнь. Перенесла меня в такой мир, какого я никогда не знал. Как будто что-то рвануло. Словно я ходил в темноте — и вдруг темнота осветилась. Как будто кто-то возложил на меня руки. Ту пластинку я послушал, наверное, раз сто...

Конец цитаты Дилана.

А кончает он словами Гомера: «Пой во мне, Муза, и мною рассказывай повесть».

Отлично помню, как началось мое знакомство с песнями Боба Дилана. Как только у меня появился магнитофон, я переписал с американской пластинки вот эту песню вот в таком исполнении (исполнение было начала шестидесятых, а моя перезапись примерно на рубеже 1980 года).

см. также, там мой нерифмованный перевод песни, что прозвучала на Нобелевской церемонии 2016 года.
Tags: музыка
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment