Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Кадис: конец пути

До отлета из Испании оставалось больше недели, предстояло увидеть еще три-четыре города на обратном пути. Однако мое испанское путешествие было безусловно закончено в Кадисе на пляже Калета.

Cadiz - Playa de la Caleta

Ведь путешествие завершается в самой дальней точке пути. Кроме кругосветных, конечно.

Железнодорожный вокзал Кадиса, через который я приехал и покинул город, находится прямо через дорогу от порта. В нем в свое время грузили на корабли болеро, петенеру, цыганское танго и отправляли в Новый Свет. Обратно суда привозили в кадисский порт румбу, коломбьяну, гуахиру и хабанеру. Эту музыку в Испании называют «песни туда и обратно» (los cantes de ida y vuelta). Все они возникли до распространения радиостанций. Ведь должно было произойти накопление, усвоение и рождение нового из привезенных заготовок музыкальных форм. А в нынешние времена хиты из Латинской Америки мгновенно попадают на FM-радиостанции Испании, но остаются иноземными.

Выражению «песни туда и обратно» меня научил московский гитарист Михаил Морозов более двадцати лет тому назад. А в минуты расставания с Кадисом я ощутил его на своей шкуре. За пару часов до, на берегу океана у меня внезапно изнутри поднялось острое желание сесть на корабль и двигаться дальше на запад. И вот именно в те минуты, когда мне больше всего хотелось «туда», я был вынужден отправляться обратно.

За несколько минут до отправления электрички в Херес я подошел прямо к портовым воротам, и ровно в тот момент туда подъехал длинный грузовик, под прикрытием которого я легко мог бы проскользнуть в порт, незамеченным охраной. Бесполезная дразнилка!

А шли мы, покинув Ла-Винью, квартал Виноградника (El Barrio de la Viña). Двухэтажные и трехэтажные дома, чистый запах улиц, по которым толком не успел побродить. В старину о нем говорилось как о квартале скромных людей, потому что он расположен далеко от центра, магазинов и порта. Но в настоящее время именно там устраивают карнавалы, он полон тапас-баров, ресторанов, где можно съесть хорошую рыбу и выпить. А для меня он просто вечер на красивых берегах Кадиса. И зов странствия. Очень сильный — сильнее красоты, которая страшная сила.

Cadiz - Campo del Sur

В час отлива на краю океана лучше, чем в полный штиль,
хоть добавляет соленому ветру свой запах морская гниль.
Так океан, качнувшись на запад, примером напомнит мне:
дескать, делай, как я, чтоб оказаться на другой стороне.

Будто в лавину, попавшим в Ла-Винью — только горстка камней,
сверху накроет лишь ветром и солнцем, снизу лишь пеною дней.
Но океан, качнувшись на запад, примером укажет мне:
делай, как я, чтоб оказаться на другой стороне.

Одна моя подруга, отправившись в Испанию беременной, на всякий случай выучила выражение «меня тошнит». Оно ей не пригодилось. Но, как ни странно, я тоже знаю на испанском это вроде бы ненужное в сухопутных путешествиях слово.
По ту сторону бухты, в Сан-Фернандо, пригороде Кадиса, в просторечии почему-то называемым Островом, был такой певец фламенко по прозвищу Курносый (Chato de la Isla). Он начал публично петь с восьми лет в трамвае между Кадисом и Сан-Фернандо и пел до того дня, как за ним пришла Курносая Смерть. Песня, согласно ему, «словно рвота», потому что приходит внезапно.

Между землей и небом
нет более соленых женщин,
чем цыганки из Порта,
от Кадиса до Гибралтара...

С одной стороны внезапность моего желания отправиться дальше на Запад было сродни желанию подхватить настроение песней. С другой стороны я давно слышал, что самые подходящие профессии для Стрельца — на пиратском судне. А то!

В первый месяц после Испании будучи в виртуальном продолжении путешествия я еще не вернул материальность, характерную для нашего вида.
И когда моя московская жизнь напоминает движение через темную воду — с целью выйти на солнечный берег, я по собственной слабости мысленно возвращаюсь к Берегу Света (Costa de la Luz).

А эта родина цыганского танго, этот порт разбитых сердец — Кадис — не стал для меня «соленым воспоминанием». Однако впервые оказавшись на берегу океана, я даже, кажется, понял, почему люди уплывали оттуда в поисках сокровищ Нового Света.
Наверняка, там, на берегу стояли люди с соленой влагой на лицах, вспоминали аромат ее кожи и трепет своего сердца, и шептали, глядя на океан: «Где же ты мое сокровище, где же ты?»…
Subscribe
promo volk june 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments