Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Categories:

#деньрождения

Красивая тюремная история, однако — всего лишь фотосессия.
А я сегодня побывал на настоящем женском дне рождения за решеткой — тридцать пятом в СИЗО пятом.
Ничего не пели, ничего не дарили. Посидели три часа за чаем и кофе (натуральным, между прочим). Девки еще и оливье сумели сделать.
Героиня вечера интересовалась, как бороться с унынием и бледностью лица. С последней в тюрьме бороться невозможно. (Она так и называется — тюремный загар). А вот с унынием — вполне.
В эту зиму я часто пил чай с арестантками — угораздило жить на одной улице с тюрягой. Почти все не достигли бальзаковского возраста. Так что лица примерно такие же, как на указанной фотосессии. Но наши арестантки — не в серых, а в зеленых робах (так что мысленно называю их «зелеными человечками»). Просят меня попеть им под гитару (и чтобы не про тюрьму). Но всё никак не сложится, да и вообще вряд ли когда...

Храм в пятом СИЗО вполне маскулинный: и на северных, и на южных воротах алтаря — благоразумные разбойники — слева преподобный Моисей Мурин, справа Дисмас (распятый со Христом). На стенах: иконы сотника Лонгина и пророка-спецназовца Иоанна Предтечи. Да и сам храм назван в честь Николая Чудотворца, который мог дать в челюсть за оскорбления Сына Божьего.

Но для меня этот СИЗО получился с довольно женским характером: до мужского отряда даже не всегда удавалось доходить во время посещений, застревал в женском: духовные фильмы, чаёк, разговоры... В женском отряде каждый ест лишь свою передачу — никто не берет «положняк» (пищу с тюремной кухни) за исключением жареной рыбы.

А одна особа, которую привели в тюрьму «два гуся и снеговик» (жаргонное название статьи 228 УК РФ: «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств»), специально изучает воспоминания о Васе Бриллианте, одном из тех, кто основал воровские законы. Для чего? А чтобы, если сидела в тюрьме, хоть немного по фене знать. Среди 18 теток женского хозотряда никто по фене не говорит.

Есть на седьмом этаже и малолетка (а весь остальной изолятор — взросла). Малолетки всю ночь гуляют, не выходя из камер. А потом спят до 16 часов. Не знаю, как получилось бы у нас общаться. Тут гитара бы тоже пригодилась?
У малолеток множество мастей, их мирок вообще жёсток и жесто́к. Взрослым заключенным достаточно четырех иерархий: блатные (черные), мужики (серые), козлы (красные), опущенные (голубые). Но если священнику на зоне неплохо иметь сценарий общения со всеми этими кастами, то миссионер в тюрьме имеет дело только с «козлятами» (даже если это человек, который первый год в СИЗО работал дорожником у блатных, а потом пошел в хозотряд). Поэтому ни жаргона не требуется знать, ни чего-то слишком специфичного из тюремной жизни. Просто следует помнить, что почти 100% людей из хозотряда пишут прошения на УДО. Молиться за ребят (и даже иметь специальный арестантский помянник). Радоваться и огорчаться вместе с ними.

В камерах пятого СИЗО — самые отмороженные бандиты прошлого года, прозванные «бандой GTA». Их в тюремный продол выводят всегда взало́м.

В одной из камер, где сидят только уркаганы, куличи на Пасху у меня брали охотно...

Пятый СИЗО — режимное-режимное учреждение. И даже миссионерам не рекомендуется гулять по двору, а шагать быстро от двери к двери. Но и смотреть там нечего: пара корпусов, храм и запретка. То ли дело в Бутырке — масштаб, простор и красота, а внутренний двор тюрьмы в середине лета — как патио с умиротворением и прохладой...
Subscribe
promo volk июнь 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments