Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Глобус Белоруссии или Про ангелов и людей

Моя дочь очень любит ангелов. А я люблю свободный стих Адама Глобуса. И всё идет к тому, что в марте я побываю на родине поэта.

Переводы с белорусского Андрея Травина

Ангел и трость / Анёл і кій

«Пойдешь и скажешь,
чтобы они оставили наши сады.
Ни он, ни она не захотят уходить.
Ты должен сильно настаивать.
Они не послушают и попытаются скрыться,
Тогда возьмешь железную палку,
подымешься в воздух,
начнешь кружить над Адамом и Евою,
станешь бить их тяжелым посохом,
погонишь к воротам, выгонишь за забор
и ворота в райские сады затворишь.
Адам с Евою попытаются сделать подкоп под забором.
Дашь им отпор железною тростью,
да так, чтоб сто лет они помнили,
как лупили их смертным боем
за попытку залезть в райский сад без приглашения.
Ты должен избить Адама и Еву так,
чтобы и через семь тысяч лет
каждый человек знал про то наказание…»
Услышал Ангел и полетел, взяв железную палку…

Ангел под дождем

Ангел медленно поднимается в гору.
Он шагает по узкой улочке,
заставленной широченными халабудами
да тонкими безлистными деревцами.
Ледяной дождь сыплет на Ангела.
Он кашляет, останавливается и кашляет.
Он вытирает нос мокрым платочком.
Мокрый покрасневший нос утирает платочком.
Мятым платочком трет распухающий нос.
Ангел кашляет в платок и шатается.
Пошатываясь, поднимается в гору.
Болеющий Ангел под дождем подходит к аптеке.
Знакомая аптекарь продаст белый порошок.
Ангел примет белый, как снег, порошок.
Здоровье поправится, и Ангел полетит
над улицей с серыми домиками и деревьями,
полетит над городом через холодный дождь,
полетит высоко, за облака, выше и выше ...


Происшествие в кафе

Смерть зашла в кофейню,
села на лучшее место,
рядом с квадратным витринным окном…
«Что будете заказывать?», —
ласково поинтересовалась широколицая
официантка с черным подносом
в ласковых и приветливых руках.
«Позовите мне лысого мужчину,
который, глядя в аквариум, пьет коньяк.
Скажите, что его время заканчивается,
и ему следует переговорить со мной
про скоротечность».
Официантка наклонилась к клиенту
и увидела, что он мертв,
а коньяк выпит до последней капли…

Закладки в книге

Чем хорошо делать закладку в сборнике стихов?
Счетом за черный кофе без сахара,
соломинкой, листиком, лепестком,
открыткой с репродукцией классической картины,
пальцем…

Птица

Каждая баба разводит птицу.
Одна растит белую, другая — черницу.
Нынче, вчера и вовеки веков,
птицу выращивают для мужиков.

Мужику нужна бабья птица-весёлка,
как барану — овца, а быку — его тёлка.
Как нулю — единица, ну а телочке — бык,
бабьей птице нужен мужик.

Одна твоя нога

В моих воспоминаниях о тебе
осталась одна левая нога.
ни лица, ни рук, ни тела не помню.
Должен был бы помнить,
должен был бы вспомнить.
Я ж, что ни говори, люблю тебя.
Но помню только босую ногу,
и только ниже колена.
Колена твоего я не помню.
Кому что,
а мне досталась твоя чистая,
только что мытая в душе,
нога с пятью лакированными ногтями.
Если затоскую, смогу с ней потанцевать…

Люблю

Я люблю тебя за дупу.*
Я люблю тебя за пупу.
Я люблю тебя за цыцу.
Мне с тобою сладко спится.

Мне с тобою вкусно естся.
Я люблю тебя за место,
что находится меж ног.
Я люблю, и видит Бог,
ты меня ответно любишь
и милуешь, и голубишь.

Нам любовь всё время снится.
Нам с тобою сладко спится,
Ведь люблю тебя за дупу,
Ведь люблю тебя за пупу.

* дупа — анус и ближайшие окрестности; дырка в попе, но не сама попа.

Городской ветер

Как флаги альтруизма,
к крахмальным облакам
ветер бросал белье —
видно, грозу пугал.
Он летел на балконы,
рвал старые газеты
и крутил над миром
некрологи с портретами.
Ветер нес информацию,
наполовину размытую,
нарушал пунктуацию —
воскресают убитые.
Улыбались губы
на бумаге скомканной,
и казались глупостью
всякие свидетельства.
Над кричащими громадами,
над молчаливыми блоками
с печатными птицами
ветер исчез в облаках.

Борис и водка

Зашел в кофейню, а там битком народу. Нашел глазами знакомое лицо. В углу, за аквариумом сидел портной Борис. Я протиснулся к его столику. «Один?» — «Садись, а я схожу сигарету выкурить». На столе стоял тонкостенный графин с водкой и рюмка. Чисто мужской натюрморт. Или захотелось мне выпить? Так… Какое-то мгновение мне действительно хотелось налить себе бокал. Но я задумался о другом, об отношениях художника и натурщицы. Или смотрит художник на обнаженную женщину, как пьяница на графин с водкой? Нет. Художник смотрит иначе, он смотрит одновременно и на горилку, и на пьяницу Бориса, и на кафе, и на зеленый аквариум с краснолобыми рыбами. Художник смотрит широко, он видит большой мир, даже если рисует только одну обнаженную женщину, пишет маленький натюрморт с рюмкой и графином водки.

След

Жизнь прожил, а следа не оставил.
Ушел, ушел, будто и не было…
Ни дома с деревом, ни дочери, ни сына
не осталось. Подчистую все сплыло…

Якобы был умный и честный,
Якобы жил, якобы работал…
Не вредил, черепа не ломал —
детишек ни бил, людей ни убивал…

За это добрым словом и помянут,
вспомнят без проклятия-клятвы.
А не захотят, пусть не вспоминают —
таков наш мир ничтожный и слабый.

Об авторе

Адам Глобус (настоящее имя — Владимир Вячеславович Адамчик, белор. Уладзімір Вячаслававіч Адамчык) родился 29 сентября 1958 в городе Дзержинске, Минской области. С 1959 года живет в Минске. Прозаик, эссеист, поэт, издатель и художник. Пишет на белорусском языке. Благодаря сравнительной легкости перевода (свободный стих, общечеловеческая тематика) переведен на английский, немецкий, каталонский, чешский, словацкий, польский, осетинский и другие языки. На русский его стихи переводили Александр Ерёменко, Алексей Парщиков, Вячеслав Куприянов, Светлана Бунина и особенно Дмитрий Мизгулин, с которым у Адама Глобуса существует договоренность о взаимных переводах.
При таком количестве переведенных материалов отбор проводился, пожалуй, не столько по качеству, сколько по критерию «еще не переведено».

О переводчике

Андрей Травин родился в Москве, где и проживает.
Как переводчик известен переводами песенной поэзии с романских языков — Жоржа Брассанса, Фабрицио де Андре, Хоакина Сабина, Хавьера Руибаля, Леона Хиеко, Ману Чао, Лхасы де Села, Сильвио Родригеса, Сезарии Эворы.
Tags: переводы
Subscribe
promo volk июнь 10, 2014 15:49 17
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments