Андрей Травин (volk) wrote,
Андрей Травин
volk

Здрав будь, стрелец-удалец!

Прошел маршрут «Москва стрелецкая» с десятником 7-го заяузского стрелецкого приказа Фомой Удальцовым. Вон он стоит в платье сера-горячего цвета (от слова «сера», а не от слова «серый») с галунами (или, говоря по-стрелецки, «с разговорами»). За зычный голос его, наверное, десятником и назначили. Для экскурсии сие зело удобно.

десятник 7-го заяузского стрелецкого приказа десятник стрелецкого приказа

А еще с нами был Алексашка Меньшой, рядовой того же приказа. Он — в носимом платье, и если снимет краги, будет одет как мирянин.

стрелец

А вот такие экскурсантки с нами ходили (dan_uta).

экскурсия Москва Стрелецкая

Наш мир состоит из платформ. А экскурсия, как матрешка, состояла из нескольких экскурсий: по храмам, как сохранившимся, так и разрушенным: по слободам заяузским, по сооружениям XX века. На территории Спасо-Андроникова монастыря после экскурсии — чай с блинами в галерее-трапезной «Хлебный домъ».

Маршрут начался с такого древнего места столицы, как Таганка, известия о котором сохранились еще со времен основания Москвы. На площади между Марксистской и Таганской-кольцевой стояли Таганские ворота Земляного города, которые охраняли стрельцы. А кстати, старинное название Марксистской — улица Пустая. Какой символизм в игре слов!
Ну и ходили мы по Заяузью.

Памятник архитектуры, сохранившийся с XVII века — храм Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах. Важен тем, что в нем есть икона «Троеручица». (Говорят, что в церквах России такая икона встречается довольно часто. Но я другого доступного места не знаю, и приду к ней туда).
На заднем плане храм Николы Чудотворца на Болвановке. Он расположен в центре Таганской слободы, возникшей в местности, где издревле жили язычники, и носившей название «Болвановка» (происходит от «болванов» — идолов поганых). В том храме тоже особая икона есть «Прибавление ума».

храм Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах

А это серафимы работы изразцовых дел мастера Степана Полубеса, который жил в Гончарной слободе.

храм Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах

Храм Великомученика Никиты на Швивой горке. Теперь здесь подворье Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря. Воскресные службы происходят по ночам — информация, интересная любительницам подобного.

Храм Великомученика Никиты на Швивой горке

Напротив Музей Русской иконы. И мы уже — на Лыщиковой горе (в XIII веке это урочище было известно под именем Лыщиковского городища). Спускаемся с нее к Иллюзиону и Библиотеке иностранной литературы.

Большая часть храмов Заяузья разрушена, на их фундаментах обычно стоят жилые дома с сортирами на месте алтаря. Но место одного из разрушенных храмов оказалось свободно от застройки. И там на пути следования войска Дмитрия Московского в Коломну, в скверике на развилке Николоямской и Яузской улиц в 2013 году поставили ему памятник. Патриарх Кирилл в год 700-летия преподобного Сергия Радонежского (2014) освятил памятник Святому благоверному князю Дмитрию Донскому. Обращаю внимание, что над князем не флаг, а стяг. Он имеет религиозный смысл и был возрожден в 2014 году в войсках Донецкой Республики.

IMG_2263.JPG IMG_2266.JPG

Спасский Собор в Спасо-Андрониковом монастыре — самый древний из сохранившихся до наших дней храмов Москвы. Публикую в большом размере его фотографию, чтобы вы рассмотрели камни первого яруса. Они древнее камней московского Кремля лет на пятьдесят-шестьдесят.
Кстати, там на правой створке Царских врат — не Спаситель, а «Троица» Рублева.



Во время оно очень популярна была автобиография идеолога старообрядчества «Житие протопопа Аввакума». При разделе наследства бабушки, она досталась моему двоюродному брату, и я оказался избавлен от лукавого искушения с ней ознакомиться.
Но теперь увидел ворота, которые ведут к месту заточения Аввакума, где была написана эта книга. Это подвалы собора Михаила Архангела в Спасо-Андрониковом монастыре.

собора Михаила Архангела в Спасо-Андрониковом монастыре храм архангела Михаила в Андрониковом монастыре

Символом стрельца оказался в итоге бердыш (то есть «топор с бородой» на каком-то варяжском наречии). В родных деревянных городах стрельцы из пищалей на всякий случай не палили, чтобы не было пожаров, а несли охранную службу с холодным оружием. Бердыш стрельцы использовали лишь в Ливонской войне, вероятно, как противовес секире. А в сибирские походы бердыш с собой не брали, там были уместнее пики и кривые турецкие сабли.

Несмотря на то, что в целом считаю астрологическую парадигму ложной и вредоносной, байки про Стрельцов мне продолжают очень нравиться.
Вот и сам стою в образе то ли стрельца, то ли Стрельца. А мой сосед по кадру kviten при этом делает скептическое лицо.

Андрей Травин в образе стрельца

Интерес к пешим экскурсиям по Москве возник у меня в конце студенческих лет после того, как меня в Столешниковым перулке случайно нагнала экскурсия по местам, связанным с Гиляровским. Пройдя с ними от дома Гиляровского до гостиницы «Будапешт», я потом стал раскапывать гиляровские маршруты сам. Побывал, к примеру, на Хитровке и в Филипповской булочной на Тверской. Да вот с последней не совсем угадал. Говоря точно, знаменитые сайки с изюмом пошли вот из этой Филипповской булочной, которая напротив храма Сергия Радонежского (см. вход в универсам «Покупай»).



Если вдруг, кто не в курсе, укреплению славы Филипповской булочной способствовала история, описанная московским бытописателем Владимиром Гиляровским в книге «Москва и москвичи». Согласно этой легенде, как-то раз позавтракать у Филиппова решил сам московский генерал-губернатор; к несчастью, откусив кусок свежей булки, он обнаружил в ней запеченного таракана. Назревал нешуточный скандал, однако ситуацию спас сам Филиппов: вызванный держать ответ перед генерал-губернатором, он заявил, что предмет, обнаруженный в сайке — всего-навсего изюм, и в доказательство тут же проглотил его. Так в Филипповской булочной появились булочки с изюмом, тут же ставшие излюбленным лакомством москвичей.

А находящий напротив храм преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе на тысячу стоячих мест был построен с таким размахом для того, чтобы улавливать в правильную веру раскольников-старообрядцев, которых было много в этом районе.



Снятый по приколу Коммунистический переулок между улицами Солженицына и Станиславского.



Прежде эти улицы назывались Большой и Малой Алексеевскими (в честь купцов и фабрикантов, выпускавших золотую нить для священнических одежд и военных галунов), а затем Большой и Малой Коммунистическими. При последнем переименовании логика была непредсказуемой, но понятной. Станиславский — это псевдоним одного из Алексеевых. А Солженицын всю жизнь разоблачал коммунистический тоталитаризм.
От советской топонимики тут остался только вот этот переулок-огрызок. Символичнее, если он был Коммунистическим тупиком.

На улице Станиславского стоит храм Мартина Исповедника, сохраненный от разграбления 1812 года маршалом Мюратом, также как и здание 23 больницы, где у него был штаб. В подвале храма бьет родник.



Про быт и житие стрельцов рассказывать уже не буду — вот тут один экскурсант написал половину, а другую половину — в другой раз: фактор «много букв» уже начинает иметь значение.
Тем более, что есть еще и P.S.

Тут aliceorl показала статейку, которую, судя по фамилии автора, какая-то нерусь про мой город написала. Дочитав до конца, хочется дать в морду автору, но зачин у нее презабавный:

Один из парадоксов Москвы состоит в том, что в этом городе живет огромное количество людей, не замечая того, что оно в нем живет. Следуя традиции социальной топологии, мы называем такие города «метагородами». Люди начинают свой день с того, что говорят по телефону с родителями, оставшимися в другом городе, потом стоят два часа в пробке, слушая федеральные — не городские — новости, на рабочем месте разговаривают по скайпу с иностранными заказчиками, в обеденный перерыв обсуждают планы на отпуск, тоже, как правило, с Москвой не связанные, стоят еще два часа в пробке по дороге домой… Все это время человек может, физически находясь в городе, в принципе, никак себя с ним не соотносить. Москва — это не город. Москва — это управляющая компания страны.

Ну для тех, кто обитает в метагороде, мой текст был совершенно излишен. Извините, если отнял время.
promo volk июнь 10, 2014 15:49 16
Buy for 100 tokens
Тюремное служение — разновидность кахетизаторства и миссионерства. Заключенные любят, когда их посещают миссионеры в тюрьме. Причину называют внятно: миссионеры по сути единственные, кто общаются с зеками на равных. Кстати, охранники называют их «злодеи» (беззлобно, просто как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 5 comments